2 - 4 октября
2019

«Врач-философ равен Богу»

«Врач-философ равен Богу» 01.09.2016
«Врач с физиономией мрачной, угрюмой, отталкивающей, неприветливой, сердитой, хмурой огорчает больного, врач же с лицом веселым, безмятежным, приветливым, открытым радует его», — писал некогда знаменитый французский врач, ставший к тому же одним из величайших сатириков эпохи Возрождения, — Франсуа Рабле.

Шестнадцатое столетие, в котором жил этот замечательный человек, недаром называется веком гуманистов. Это была эпоха веры в безграничные способности человека и человеческого тела. Медицина, вторгающаяся в доселе непознанные глубины, в сферу божественного творения, возвеличилась до уровня философии. Великие гуманисты и ученые — Коперник, Леонардо да Винчи, Микеланджело, штудируя античные медицинские трактаты, пытались, основываясь на достижениях этой науки, переделать всю картину мира.

Судьба не сразу позволила Рабле проявить все свои таланты, дарованные ему природой. Десяти лет отроду он попал по воле отца, мелкого судебного чиновника, во францисканский монастырь. Строгое послушание, проповедь бедности, умерщвление плоти, мистические крайности были чужды любознательному характеру мальчика. Большую часть свободного времени Рабле проводил в библиотеке, где усердно изучал древние языки — латынь и греческий. Правда, вскоре ему пришлось сменить общество францисканских монахов, враждебно относившихся к изучению греческого языка, на более терпимых братьев из бенедиктинского ордена. Здесь, под покровительством своего друга, местного епископа д’Эстиссака, Рабле спокойно мог заниматься столь близкой ему медициной и естествознанием.

В тридцать семь лет Франсуа Рабле покидает орден и едет в старинный город Монпелье на берегу Средиземного моря для того, чтобы поступить на факультет медицинских наук. В регистрационной книге факультета от 17 сентября 1530 года имеется следующая надпись: «Я, Франсуа Рабле, уроженец города Шинона Турской епархии, прибыл сюда с целью изучить медицину... Обязуюсь соблюдать все правила вышеназванного медицинского факультета по примеру всех, кто добровольно зачисляется в студенты и приносит установленную присягу». В Монпелье, где Рабле получил свое образование, господствовало новое для того времени гиппократическое направление медицины. Сам он начал вести модный курс по греческому тексту Гиппократа и издал его книгу «Афоризмы» со своими комментариями. Изучение наследия отца медицины занимало огромное место в жизни Рабле. Он искренно был убежден в лозунге, который провозгласил знаменитый врач античности, говоря о врачах: «Следует перенести мудрость в медицину, а медицину в мудрость. Ведь врач-философ равен богу».

Рабле без особых усилий получает звание бакалавра и становится врачом крупной больницы в Лионе, большом культурном центре Франции, с широко процветавшей книжной торговлей. Доктор Рабле публикует модные в то время «альманахи», успешно читает публичные лекции по медицине. В 1537 году при огромном стечении народа великий писатель производит вскрытие трупа повешенного преступника. Действо это, доселе невиданное и волнующее, даже вдохновило некоего поэта. В его стихах от лица самого повешенного прославляется дарованное ему счастье: вместо того чтобы послужить пищей птицам, его труп помог демонстрации удивительной гармонии человеческого тела.
Медицинская терминология, которой пользуется Рабле, демонстрирует его отличное знание наследия античной медицины, Гиппократа. Он вводит во французский язык такие понятия, как «терапия», «пароксизм», «ангина»... Рабле ищет вдохновения не только в классических языках, но и изучает народный лексикон, откуда для его будущих книг были почерпнуты такие названия болезней, как сифилис, подагра, болезнь святого Витта.
Днем Франсуа пускал французскую кровь своим пациентам, а вечером писал первые главы будущего шедевра — книги «Гаргантюа и Пантагрюэль».

Профессия врача не могла не отразиться на образе мыслей писателя, на особенности восприятия им человеческого тела и особой философии, которая рождается во время часов, проведенных наедине со смертью.

Еще со времен античности при лечении больных огромное внимание придавалось естественным выделениям — моче, поту, слизи, желчи. Все телесные явления больного воспринимались как показатели исхода борьбы между жизнью и смертью. Человеческое тело не просто становилось центром мира, но и объявляется отныне прекрасным и самым совершенным по своей форме и содержанию. Рабле отразил это человеческое качество в своем романе. Его персонажи, словно на страницах врачебных учебников, рожают, едят, пьют, испражняются, болеют, умирают. Один из героев романа, Панург, так восхваляет полезные свойства зеленого соуса: «Желудок ваш хорошо варит, — прекрасно работает, изобилует ветрами; кровь выходит без затруднения, вы кашляете, плюете, вас рвет, вам зевается, сморкается, дышится, вдыхается и передыхается очень легко. Вы храпите, потеете и пользуетесь тысячей других преимуществ, предоставляемых для нас пищей подобного рода».

Инквизиция не могла равнодушно пройти мимо такой ереси - все пять книг о Пантагрюэле были сожжены на костре. Рабле был вынужден искать могущественных покровителей, среди которых были короли Франции, кардиналы и даже папа римский Павел I, которого доктор Рабле лечил от подагры.

Под конец жизни Рабле вернулся на родину и получил место кюре в приходе возле Парижа. Там он мог не слишком утомлять себя священническими обязанностями, а спокойно отдаваться ученым и литературным занятиям. В конце 1552 года ходили слухи, что Рабле арестован и посажен в тюрьму. Попытки добиться верных сведений о нем не привели ни к чему. Рабле исчез, однако знаменитый врач не был репрессирован. Он умер в Париже и там же похоронен в 1553 году.


Источник: Б.Ш. Нувахов

К списку





Attenzione

Continua

Attenzione

Si No
Пользовательское соглашение