2 - 4 октября
2019

Зиновий Соломонович Баркаган: «Мне повезло…»

Зиновий Соломонович Баркаган: «Мне повезло…» 27.09.2016
«Я твердо знаю: память о тех, кто работает в науке, недолговечна. Каждые семь лет в ней всё обновляется, кроме великих открытий. Но это кому как повезёт. Мне повезло». 

Так, без лишней скромности сказал однажды Зиновий Соломонович Баркаган, и бесспорно имел на то все основания. Ему действительно повезло, как и всем нам, кто имеет хоть какое-то отношение к советской и российской медицине. Потому что З.С. Баркаган – один из, увы, немногих российских учёных- медиков, наших современников, ставших живыми классиками, чей вклад в медицинскую науку признан всем научным миром и не подлежит сомнению.

В мире лабораторной медицины имя З.С. Баркагана накрепко связано с такой её отраслью, как гемостазиологические исследования, родоначальником которой в СССР является этот, без преувеличения, великий учёный. Хотя непосредственно в «нашей профессии» он был всего года три, в молодости работая врачом-лаборантом клиники госпитальной терапии Одесского мединститута, но сделал для клинической лабораторной диагностики (КЛД) так много, что нам приятно было бы считать его абсолютно «своим» корифеем и не «делить» с многочисленными другими отраслями медицинской науки.

Можно для начала формально перечислить главные достижения З.С. Баркагана, относящиеся к практике КЛД. Организация в Барнауле одной из лучших в стране гемостазиологических лабораторий. Первое в СССР применение методов исследования ряда факторов гемостаза, антитромбина III и протеина С. Создание принципиально новых лабораторных методик, например, ортофенан-тролиновый тест - количественное определение растворимых фибрин-мономерных комплексов в бедной тромбоцитами плазме большей точности и информативности, нежели у предшественников: этанолового и протаминсульфатного. И, конечно, разработка ряда тестов с использованием змеиных ядов (гюрзы, эфы, щитомордника) для определения II, V,VII и X факторов, упростивших и ускоривших диагностику соответствующих нарушений гемостаза. Эти методы широко используются при исследованиях системы гемостаза как в России, так и за ее пределами. На базе созданного З.С. Баркаганом Барнаульского центра в 1980-90-х годах его коллективом был налажен выпуск отечественных диагностических тест-систем, заметно расширивший возможности диагностики и эффективной терапии многих видов патологии системы гемостаза. Эти диагностикумы до сих пор остаются одними из, увы, немногих конкурентоспособных российских продуктов для КДЛ. Большое практическое значение имеют и предложенные З.С. Баркаганом диагностические схемы для антифосфолипидного и ДВС-синдромов. Вообще-то и этого совсем не мало, чтобы чтить имя учёного, но это только капля в море всего того, что ему «повезло» успеть сделать для создания теоретических основ и методов практического применения целой науки – гемостазиологии, неотъемлемой части и нынешней КЛД. А ведь ему «повезло» и во многом другом.
Конечно, З.С. Баркагану повезло с родителями, он родился и вырос в семье известного врача-терапевта, профессора и доцента Одесского медицинского института Соломона Львовича Баркагана (1891-1967). В доме нередко бывали уникальные врачи, жизнь в семье проходила в режиме постоянного консилиума, - очевидно, что выбор профессии в данном случае не был столь мучительным.

Повезло вырваться из осаждённой Одессы в Алма-Ату, общаться с целым рядом эвакуированных туда выдающихся учёных, а потом в 1944 г. вернуться, окончить институт и в 1950 г. защитить кандидатскую диссертацию «Исследование сосудодвигательной реактивности на холод при предгипертонических состояниях, гипертонической болезни и других внутренних заболеваниях».
И конечно, повезло с учителями. В Одесском мединституте читали лекции те, чьи учебники известны каждому первокурснику. Врачи, с которыми З.С. Баркаган общался студентом, прошли войну и имели богатейший опыт работы в самых экстремальных условиях, умели оперативно решать сложнейшие задачи и могли передать это умение, часто не хватающее нынешним практикам. Научный руководитель - главный терапевт Черноморского флота, профессор Михаил Александрович Ясиновский (1899-1972) был разносторонним человеком, одновременно и профессором, и чемпионом Одессы по боксу. Быть может, он не был великим учёным, но он не бросил своего ученика в трудные для «врачей-вредителей» времена перед защитой диссертации, основанной на законах «продажной девки» генетики.

А дальше З.С. Баркагану повезло найти своё место на карте огромной страны, где его труд был бы в наибольшей степени востребован. Быть может где-нибудь в столицах или в родной Одессе молодой учёный затерялся бы в бодрой массе прочих перспективных специалистов, но он тёплого местечка не искал: в 1950-ых гг. трудится в Таджикистане, а с 1955 г. – в столице Алтая, Барнауле. В результате, в Душанбе, где научная деятельность перемежается участием в спасработах при землетрясениях, ликвидацией вспышек особо опасных инфекций, тонкой национальной политикой и ловлей ядовитых змей, он нарабатывает материал на докторскую диссертацию «Диагностика, клиника и лечение отравлений ядами змей и членистоногих Средней Азии». На Алтае же в 1955 г. организовывает и 42 года возглавляет кафедру пропедевтики внутренних болезней Алтайского медицинского университета, а самое главное в 1960-х гг. создаёт мощный гемостазиологический центр, который за короткий период времени стал ведущим в стране. И именно туда, в Барнаул к З.С. Баркагану ездили столичные гости учиться уму-разуму. Коллеги шутили, что если где-нибудь опустить в почтовый ящик конверт с адресом: Барнаул, Баркагану, – оно непременно бы дошло до адресата.
Ну и самое главное, З.С. Баркагану «повезло» с выбором пути, и в широком, и в узком смысле. Сферой его деятельности на полвека стала гемостазиология – предмет, за изучение которого мало кто готов был взяться полвека назад, и до сих пор остающийся для многих «тёмным» и едва «подлежащим исследованию». «Повезло» иметь редкую честь стать светилом, открывшим для многих врачей совершенно незнакомый мир патологии свертывания крови.
В философском смысле З.С. Баркагана вообще наредкость «повезло», ему не было нужды искать смысл жизни, - практическим смыслом его трудов было не увековечивание своего имени в названии редкого симптома, а спасение многих тысяч человеческих жизней с помощью разработанной при его непосредственном участии оперативной и эффективной терапии массивной кровопотери и значительных нарушений свёртывания крови при ранениях, травмах, различных повреждениях сосудов, сепсисе, тяжёлых родах и лучевых поражениях. «Повезло» выявить и доказать, что при подобных катастрофах наиболее опасным фактором становится не столько кровопотеря и снижение уровня гемоглобина, сколько вызванное падением артериального давления, нарушениями микроциркуляции и стазом неконтролируемый и глобальный процесс свертывания крови с закупоркой сосудов и патологическим тромбообразованием (ДВС-синдром). «Повезло» детально изучить этиологию и патогенез всего развития ДВС-синдрома и создать методы его эффективной диагностики в условиях, когда нет времени на развёрнутые и изощрённые лабораторные исследования. «Повезло», соответ-ственно, и в главном, в получении приоритета терапевтического применения свежезамороженной плазмы при терапии ДВС-синдрома, подразумевавшего не только замещение факторов свёртывания крови, но и в большей степени, восполнение дефицита естественных антикоагулянтов и плазминогена. Этот метод с 1960-х гг. и поныне остаётся универсальным и широко применяется при лечении критических и терминальных состояний. Помимо прочего, впервые была определена связь в развитии тяжёлых септических форм ДВС-синдромов с нарушением барьерной функции кишечника и выработана стратегия лечения с профилактической санацию кишечника для предупреждения повторных обострений и тяжелых осложнений, в т.ч. с летальным исходом.
Ещё З.С. Баркагану и его сотрудникам «повезло» первыми в нашей стране определить и выявить нарушения, связанные с дефицитом VII и X факторов, антитромбина III, протеина С, резистентностью активированного V фактора и ряд других видов патологии системы гемостаза, а также описать особенности клинического течения и реабилитации больных с ингибиторами VIII и IX факторов. Плюс к тому - создать первые отечественные классификации тромбоцитопатий и гематогенных тромбофилий.
«Повезло» разработать новые методы диагностики и лечения гемофи-лических артропатий, создать оригинальную методику артрофонографии (определения состояния сустава по шумам, возникающим при его функци-онировании), обосновать использование радиоизотопов и МРТ в диагностике гемофилических артропатий, изучить состав и свойства синовиальной жидкости на разных этапах воспалительного процесса при гемартрозах. Впервые описать и детально изучить «вторичный ревматоидный синдром» (синдром Баркагана-Егоровой) – поражение суставов у больных гемофилией.
Большой вклад З.С. Баркаган внёс в развитие учения о геморрагических мезенхимальных дисплазиях: определил их наиболее частые виды, типовые нарушения разных звеньев системы гемостаза и методы патогенетической терапии. Несомненна роль учёного в изучении природы и разработке методов лечения лекарственных онкотромбозов и тромбофилий, рациональной схемы применения антитромботических средств, определении причины резистентности к аспирину и другим антитромботическим средствам у отдельных групп больных.
З.С. Баркаганом и его сотрудниками создана и внедрена в практику система оригинальных методов диагностики и лечения антифосфолипидного синдрома, успешного преодоления упорного невынашивания беременности, позволяющих почти во всех случаях рождение здоровых доношенных детей.
Ранее ещё «повезло» создать и развить такое направление, как зоотоксикология: определить патогенез и клинику отравлений ядами средне-азиатских змей и членистоногих и разработать эффективные методы их патогенетической терапии, описанные в профильных руководствах и учебниках.
Вообще «повезло» не стать узким специалистом. Имея статус выдающегося терапевта, специалиста КЛД и отца-основателя зоотоксикологии, З.С. Баркаган смело и успешно вторгался в смежные области: трансфузиологию, педиатрию, акушерство, онкологию, травматологию, иммунологию, радиологию, клиническую фармакологию и даже был членом президиума Ассоциации герпетологов при РАН.
Помимо славы в родном Отечестве, З.С. Баркагану, «повезло» получить и широкое признание наиболее развитых зарубежных научно-медицинских школ: являться членом Международной ассоциации биотоксикологов, Лондонского коро-левского общества естествоиспытателей, Международной ассоциации по гемо-стазу и тромбозам, членом правления Европейской ассоциации трансфузиологов, читать лекции в университетах Германии, США, Китая и многих других стран.
Наконец, можно сказать, что З.С. Баркагану «повезло» и с учениками, из его школы вышли выдающиеся специалисты: член-корр. РАН Ю.Б. Исхаки, 17 профессоров, 35 докторов и 92 кандидата медицинских наук.
И вот всё вышеописанное «везение», основанное на многолетнем упорном труде с опорой на недюжинный талант исследователя и организатора, позволяет имени Зиновия Соломоновича Баркагана быть навсегда вписанным в славную летопись отечественной медицины, медицинской науки в целом и на почётное место в истории клинической лабораторной диагностики.

Материал подготовил
Д.В.Решетняк

К списку





Attenzione

Continua

Attenzione

Si No
Пользовательское соглашение